Решение проблем поведения собак (Ольга Кажарская). Часть 1.

Решение проблем поведения собак (Ольга Кажарская).  Часть 1.

Новый подход к решению проблем поведения собак.Часть 1.  Итак, мы сказали, что к концу 90х годов эти знания были существенно расширены и продолжают расширяться как работами биологов, так и специальными исследованиями экспертов-кинологов. В результате любое поведение собаки начали рассматривать как комплексную реакцию высокоразвитого, социального животного на его окружающую среду. Так появился совершенно новый подход к анализу поведения собак и решению проблем их поведения. Что же это за подход? Какие вопросы вы себе задаете, когда хотите понять мотивы поведения какого-то человека, который, например, почему-то обидел Вас, или не хочет с Вами разговаривать, или не соглашается сделать то, о чем вы его просите, или повел себя как-то странно?
Уверена, что Вы спрашиваете себя:• как этот человек себя чувствует, не болит ли у него что-то?• находится ли он в состоянии стресса?

• понимает ли он язык, на котором Вы говорите?

• понимаете ли Вы сами язык, на котором он обращается к Вам?

• интересует ли его вообще этот контакт с Вами на данную тему?

• насколько Вы сами ему важны как личность?

• достаточно ли Вы знаете об этом человеке – о его привычках и жизненном опыте, чтобы оценить его поведение?  и т.д.

Все эти вопросы можно в полной мере перенести на анализ поведения собаки, причем, дело здесь не в сентиментальности, а в том, что, как поведение человека, так и поведение собаки регулируется одними и теми же анатомическими механизмами: головной мозг собаки, как и мозг всех других млекопитающих, в том числе и человека, состоит из тех же самых частей. Это значит, кроме прочего, что и у нас, и у собаки хорошо развита способность испытывать всю гамму основных эмоций – страх, радость, горе, привязанность и т.д. У собаки, как и у нас, есть те же самые составные части мозга, которые называют «социальным мозгом», то есть части мозга, которые отвечают за поведение собаки в социальной среде. Эмоции дополняют этот механизм, давая собаке возможность воспринимать стимулы окружающей среды и адекватно реагировать на них. Разница между человеком и собакой заключается по большей части только в том, насколько развиты эти отдельные части. Например, у человека больше развит участок, отвечающий за зрение, а у собаки – лучше развит слух и обоняние. У человека, в отличие от собаки, более мощный неокортекс. Это значит, что мы отличаемся от собаки прежде всего способностью к лучшему аналитическому мышлению. При этом аналитическое мышление свойственно и животным. Американский зоолог Д.Р. Гриффин был первым в мире ученым, который доказал, что умственные способности человека и животного идентичны. Поэтому в 70х годах ХХ века для изучения разума животных была основана специальная наука — этология разума. Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что для успешной коммуникации с собакой и для правильного анализа ее поведения – и, следовательно, коррекции нарушений поведения, нам нужно иметь те же самые основные параметры, что и для коммуникации и анализа поведения человека.

К таким параметрам относится:

1. знания о том, как собака реагирует на стресс

2. знание языка тела собаки

3. знание об акустических способах выражения собаки

4. знание о качестве социального контакта хозяина и собаки

5. знание о генетически заложенных видах поведения

6. знание о способах и особенностях обучения (о психологии обучения)

7. знание о том, как работают органы чувств собаки

8. знание о жизненном опыте конкретного животного

9. знание о социальной ситуации, в которой это животное находится

10. знание о состоянии его здоровья

11. знание индивидуальных особенностей характера собаки

Давайте посмотрим теперь, какие сведения о собаке учитывались при анализе и коррекции поведения раньше и какие – нет.

1. Стресс: как правило, это понятие хоть и было в лексике зоопсихологов, но на него не обращали должного внимания. Компоненты поведения собаки, вызванные стрессом, были практически не изучены. Только в 2002 году немецкими кинологами, на основании специального исследования, был составлен перечень видов поведения, вызываемых стрессом, а также составлен перечень причин, которые даже в повседневной жизни вызывают у собаки стресс. Было доказано, что множество проблем поведения появляется именно из-за стресса или являются элементарным выражением стресса. Поскольку восприятие собаки сильно отличается от восприятия хозяина, хозяин не способен воспринять источник стресса как таковой без специального знания о мире ощущений своего питомца. Например, даже слишком положительные события в жизни собаки, такие как, например, постоянные прогулки, чрезмерно продолжительные ласки и игры, постоянное внимание, также могут стать источником стресса. Итак, первым пунктом в любом анализе поведения является выяснение вопроса, находится ли собака в состоянии стресса. На этот вопрос можно легко ответить, если сравнить проблемное поведение собаки с обычным перечнем проявлений стресса у собак, а также проанализировать условия ее содержания на наличие источников стресса.

2. Язык тела и акустические способы выражения долгое время являлись загадкой. Сначала люди трактовали «сообщения» собаки интуитивно или согласно собственным представлениям. В последние десятилетия интерес к этой теме усилился настолько, что стали появляться книги о собаках типа «Научитесь понимать свою собаку». Авторы этих книг в лучшем случае старались выдать за язык собаки позы агрессии и страха, доминантности и подчинения за полноценный язык собаки. В худшем случае – они интерпретировали выражения животного согласно собственным убеждениям. С конца 90х годов у нас появилась совершенно новая, проверенная на миллионах собак, база для понимания собаки: сигналы примирения, которые открыла и изучила норвержский тренер, кинолог-эксперт Турид Ругаас. Это примерно 30 тонких сигналов, «маленьких писем», которыми собаки общаются как между собой, так и с нами. Сигналами примирения собаки сообщают нам свое отношение к окружающей среде и ко всему, что вокруг них происходит, в том числе и о своем стрессе. И если хозяин или тренер адекватно реагирует на эти сигналы – в быту, на тренировке, во время прогулки, во время ухода и т.д., собака получает подтверждение того, что хозяин ее понимает, что он говорит на ее языке, что создает неповторимое чувство единства хозяина и собаки. Причем хозяин способен без труда имитировать язык собаки и, таким образом, эффективно влиять на ее поведение.

3. Турид Ругаас провела также еще одно интереснейшее исследование: это исследование лая собаки. Лай – это не «недостаток поведения», а естественный способ коммуникации собаки с окружающими, ее реакция на среду, в которой она находится, это очень важный индикатор состояния собаки. При анализе поведения собаки и выяснении причины проблем поведения анализ лая (картина лая и его нарушения) является важнейшим источником информации. Например, истерический лай или реакция на любое движение хозяина истерическим лаем говорит о наличии у собаки стресса. Турид Ругаас показала, что лай – это не катастрофа, а вид поведения, который можно регулировать… имитацией сигналов примирения, которые сообщают собаке о том, что у нее нет причины лаять! Или, если лай является следствием нервного перенапряжения, хозяин должен принять меры ликвидации источников стресса.
Качество социального контакта хозяина и собаки.Корректируя поведение собаки, зоопсихолог должен пронаблюдать хозяина и собаку в их контакте и в первую очередь подправить сам контакт. Если же этот контакт рассмотрен не будет, и работа будет направлена только на сами проблемы, то успеха, скорее всего, не будет.Социальный контакт с собакой состоит из целого набора, из мозаики отдельных реакций хозяина на действия собаки. Такой контакт возможет только в том случае, если хозяин учитывает целую гамму естественных реакций собаки и ее язык. Он дает стабильную базу для любых тренировок и решения проблем поведения. Грамотный контакт можно воистину назвать «высшим пилотажем» коммуникации человека с собакой, в котором рождается как раз то счастье иметь собаку, которое описывают в поэтических книгах о собаках – и которое очень часто убивается насильственной тренировкой через принуждение и манипулирование поведением собаки. Раньше его достигали только те хозяева, которые говорили с собакой на языке своего сердца. Сейчас у нас в распоряжении есть специальные знания, которое мы можем выучить все – и успешно использовать, отказавшись от жестких методов работы с собакой.Я хочу привести пример социальной коммуникации с моей собственной собакой Чарой. Я решила посмотреть, как изменится состояние Чары, если применить к ней знания о восприятии собак, о стрессе и о сигналах примирения, а также разные методики тренировки Турид Ругаас.4 года назад я взяла ее из приюта в Москве. Это была бродячая собака, которую, видимо, выбросили из дома, где о ней неплохо заботились и обращались довольно строго. В целом, она не была ни исхудавшей, ни сильно испуганной, как это часто бывает у собак, внезапно оказавшихся на улице. Наоборот, Чара была спокойна и исключительно уравновешена. И все-таки уже в первые дни совместной жизни я заметила некоторую подавленность: собака боялась зайти в кухню; находясь в доме, она не решалась сойти со своей подстилки, чтобы лечь в другом месте или побыть в кругу своей человеческой семьи. Чара никогда не принимала участия в приеме гостей и не реагировала на звонки в дверь. Она боялась ошейника и всячески старалась избегать одевать его, превращая сборы на прогулку в целую драму. Что меня особенно поразило: собака не решалась лаять! Сначала я даже решила, что она немая. В сочетании со страхом перед любыми ошейниками я начала подозревать, что лаять ее отучили с помощью электрошокового ошейника. Через 3 года, проведенных у меня, собака все-таки однажды решила тявкнуть у двери. При этом она скукожилась, поджала хвост и начала виновато заискивать передо мной. Чара была послушна до идеальности! Казалось бы, что можно еще пожелать! Многие владельцы – как и прежний хозяин Чары — стремятся достичь такого состояния, считая его идеальным, однако я так не считала: собака была неестественно напряжена. Это напряжение сохранялось, несмотря на длительные прогулки, ласки и особую заботу, которой окружены все мои животные.1. Одевая в очередной раз ошейник, я увидела, что собака явно подает мне сигналы примирения, обозначающее беспокойство, неловкость и, так сказать, просьбу: облизываясь, отворачивая голову, а то и все тело, собака просила меня не надевать ошейник. Видимо, он причинял ей неудобство или был связан с какими-то другими неприятными моментами в ее жизни. Тогда я купила ей удобную шлейку. Чара быстро научилась не бояться ее и проблема одевания исчезла.

2. На прогулке я заметила, что некоторые места Чаре не нравятся: нюхая землю, она ставит «гребешок» из шерсти или отряхивается. Я стала избегать этих мест. Тогда собака на прогулке стала более расслабленной.

3. Я наблюдала собаку во время еды. С помощью сигналов примирения я увидела, что одни блюда или лакомства ей не нравятся, а другие она очень любит. Тогда исчезла проблема «недоеденных мисок». Это очень важный момент, так как есть хозяева, которые дают собаке то, что нравится им самим, не обращая внимания на реакцию собаки. Но собака, в отличие от многих людей, чувствует, что та или иная пища ей не годится и не принимает ее. Хозяева впадают в панику, так как не могут понять, что с собакой. Как это выглядит на практике? — Можете попробовать предложить своей собаке, например, лимон. Вы увидите, что она, например, облизнет губы и отвернется или встряхнется от неприятного запаха (собаки, как известно, не любят лимоны).

4.Я разговариваю с собакой спокойным, мягким тоном среднего тембра. Иногда шепотом. Говорю немного – поэтому Чара всегда внимательно меня слушает. По ее выражению морды можно видеть, что она старается понять, о чем речь.

5. Если мне надо похвалить ее, я, как правило, не даю лакомства, а говорю более высоким, бодрым тоном «Хорооошая собака!». Если мне надо показать собаке, что ее действия мне не нравятся, я отрывисто говорю низким тоном: «ФУ!». Она моментально понимает меня, так как высокий тон собаки воспринимают как положительный, а низкий – как некую угрозу. Реакция на действия собаки с помощью тона исключительно удобна. Вам не грозит засорение собаки лакомствами, и, кроме того, вы можете в любой момент очень быстро похвалить ее или прекратить нежелательное действие. Используя лакомства, это даже физически трудно, и многие нужные действия могут остаться  незакрепленными. Например, когда мне надо сказать Чаре, с кем она идет гулять, со мной или с моей дочкой, я наблюдаю повороты ее головы (собака смотрит то на меня, то на Вику). При этом я голосом поощряю повороты головы к тому человеку, с которым она выйдет гулять – и НЕ поощряю повороты к человеку, с которым она НЕ идет гулять.

6. Я стараюсь всегда сделать так, чтобы собака была рядом с нами и принимала участие в нашей жизни. Я ласково зову ее за собой в кухню, в другие комнаты, где нет ее подстилки (помещения, которых она изначально боялась). Если она начинает просить у стола, я даю ей кусочек. Но только 1 раз – за компанию. На все остальные просьбы о подачке, я молча и спокойно поворачиваюсь к собаке спиной. То же самое я проделываю, когда я больше не хочу давать «собачьи конфетки». У нас нет ни скандалов, ни криков, ни ругани.

7. Когда прихожу домой, я «показываю» собаке свои покупки: при желании она может понюхать сумку и от этого тоже будет чувствовать себя членом семьи, а не изгоем. Уходя из дома, я не делаю театр, а приходя коротко приветствую собаку.

8. На прогулке я зову собаку дружески, высоким тоном. Сам зов состоит из бесконечно длинного слова «дуди-дуди-дуди-дуди…». Собака любит его и прибегает с удовольствием. Часто использую хлопки в ладоши. Иногда собаке явно не хочется подходить, и она начинает «уговаривать» меня, погулять еще: для этого она остается на расстоянии и начинает нюхать землю (сигнал примирения). Но стоит только мне самой от нее отвернуться, собака моментально подходит. Зовя собаку, я не стою прямо и неподвижно. Нет! Я двигаюсь. Причем, я не бегу за ней, а делаю несколько шагов назад – тогда собака двигается в том же направлении, что и я, то есть ко мне. Очень хорошо перед началом зова пронаблюдать, не занята ли собака чем-то для нее важным, например, не собирается ли она вступить в контакт с другой собакой. Тогда она, скорее всего, не послушает меня и проигнорирует зов. Для многих хозяев – это причина раздражения. Я стараюсь никогда не раздражаться и, читая собаку по ее сигналам примирения, мне это почти всегда удается.

9. Я никогда не паникую, если вижу, что собака испугалась. Так я показываю ей, что все хорошо. Поэтому если собака не сильно напугана, мне просто научить ее не бояться какой-то ситуации. То же самое относится к некоторым моментам, в которых собака перевозбуждается. Например, при виде диких ежиков она поначалу взвивалась от возбуждения. Но я ей показала, что ежики – это «ничего особенного». И все-таки она научилась находить и показывать мне больных животных, не спящих днем!

10. Я учу ее многим вещам не лакомствами, а «социальным контактом», зная, что именно такой контакт для собаки является самым важным в жизни. Я никогда не командую собакой – я прошу ее о чем-то. Например, я просила не ловить мух, подойти ко мне, сесть на лавочку, съесть таблетку и т.д. Мы научились спокойно ходить на поводке, и Чара любит быть «медленной собакой», потому что так, без рывков и спешки мы идем в приятные для нее места, и она даже сама может выбирать дорогу. Я не заставляю ее идти рядом. Собака может понюхать что-то интересное на дороге или обойти неприятные места. Я всегда слежу за ее социальными контактами, стараясь избегать неприятные встречи и организовывать приятные.

Так, увидев, что я говорю на ее языке, Чара стала доверять мне. Мы воистину стали «одной душой и телом». Однажды, на прогулке в лесу, Чаре бросили большой кусок колбасы. Как правило, собака удаляется со своей добычей в спокойные места, где она себя уверенно чувствует. В лесу такого места не было. Поэтому она… подошла ко мне! Я была тем местом, где ей было хорошо и спокойно! Если бы я решила, что у нее во рту что-то опасное, можно было бы – в виде исключения – забрать у нее кусок. И сделать это без паники и без наказаний. Когда Чару атакировал питбуль, нанеся ей сильные ранения – в том числе и в горло, у собаки не осталось вообще никаких психических травм! Она не начала бояться ни места происшествия, ни других собак! Уже вечером того несчастливого дня она начала есть, а на прогулке равнодушно понюхала свою кровь на асфальте. Ровно через неделю, как стоит в книгах, стресс прошел и мы возобновили нормальные прогулки. Чара начала лаять – сама по себе, без вспомогательных собак и других средств. Она встречает лаем гостей у двери. При этом я спокойно встаю между собакой и дверью (сигнал примирения «разделение»), и Чара замолкает, зная, что я переняла ответственность на себя.

По материалам статей Ольги Кажарской.


Дополнительные ветеринарные статьи:


dog-hindlima-atrophy.jpg Гипотония мышц, причины у кошек и собак*

Уменьшение тонуса мышц у собак и кошек приводит к сложностям в передвижении у животного. Почему это происходит и какие болезни необходимо рассматривать при постановки окончательного диагноза мы рассмотрим в этой статье.
819
konjunctivet-dog.jpg Воспалился глаз у кошки, собаки. Быстрая помощь.

Осмотрите воспаленный глаз внимательно. Проверьте наличие травм на роговице, возможное присутствие инородных предметов, таких как ости трав, занозы, мелкие осколки и прочее. Если Вы нашли инородное тело необходимо его удалить
50080
kot-uchenii_240.png Кормление котят от рождения до 2х месяцев

Котята обычно зависят от кошки для обеспечения пищей в неонатальный период и период вскармливания (подсосный период) (Смотрите соответствующий раздел). Специфическая информация о выращивании котят – сирот и использовании заменителей молока находится в в соответствующих дополнениях. Переход от молока матери к плотным формам пищи (период отъёма) был освещен ранее. Кормление котят от 2 до 12 месяцев будет обсуждаться ниже, после раздела о котятах в неонатальном периоде (периоде новорожденности).
9717
redness of the skin in dogs.jpg Причины покраснения кожи у кошек и собак*

Болезни одним из симптомов которых служит гиперемия кожи, а другими словами, покраснение кожи. Данный симптом самый распространенный при кожных болезнях у кошек и собак.
1163
asthma_inhaler_cat.gif Астма и бронхит у кошек

Астма и бронхит у кошек – две болезни затрагивающие кошек, которые могут привести к трудностям с дыханием. Обе болезни часто бывают у кошек Сиамской и Гималайской породы; однако, могут проявиться у любой кошки в любом возрасте. Астма – это состояние, при котором сужаются воздухоносные пути в легких, вызывая затрудненное и/или свистящее дыхание. Бронхит это воспаление по любой причине, но более крупных воздухоносных путей. Кошки страдающие бронхитом часто кашляют из-за раздражения воздухоносных путей.
17470